TravelStar - Туристический портал
E-mail Карта сайта Гостевая книга

 СТРАНЫ  |  ОТЕЛИ  |  НОВОСТИ  |  СТАТЬИ  |  ФОТООБОИ  |  ПОДБОР ТУРА  |  ОФИСЫ ПРОДАЖ  

Страны и туры:

  Австрия
  Андорра
  Бали
  Болгария
  Бразилия
  Великобритания
  Вьетнам
  Греция
  Доминикана 
  Египет
  Индия 
  Испания
  Италия
  Канары 
  Кения
  Китай
  Кипр
  Крит
  Куба 
  Маврикий 
  Малайзия 
  Мальта
  Мальдивы 
  Марокко 
  Мексика 
  Норвегия 
  ОАЭ
  Португалия 
  Сейшелы 
  Сингапур 
  Таиланд
  Тунис
  Турция 
  Финляндия
  Франция
  Хорватия
  Чехия
  Черногория
  Швейцария
  Шри-Ланка
  Эквадор
  ЮАР
  Ямайка
  .. другие страны

  Как купить тур

Полезная информация:

  Горные лыжи
  Дайвинг
  Виндсерфинг

  Каталог отелей
  Советы туристам
  Отзывы туристов
  Помощь юриста
  Авиация
  Анекдоты
  Ресурсы сети



ЮАР   

ЮАР   



Друзья короля Гуго в Южной Африке

Эхо планеты Сентябрь 2002

Павел Мыльцев

Всего в 50-60 километрах от Кейптауна у автопутешественника появляется редкая возможность -- проехать с ветерком за считанные минуты чуть ли не всю Францию: Лангедок, Прованс, Бургундию, Шампань. Шоссе, вьющееся между виноградниками на склонах серо-стальных гор, приведет вас прямохенько во Франшхук -- "Французский угол" на языке африкаанс.

Судя по пейзажам и географическим названиям на дорожных табличках, это действительно вроде бы кусочек Франции. Но одновременно и достопримечательность Кейпа, туристической Мекки ЮАР.

Многое проясняется, когда на главной площади уютного и чистенького городка Франшхук взгляду открывается величественный монумент гугенотам. Три соединенные арки, символизирующие Святую Троицу, нависают над статуей женщины, которая решительным движением словно бы разрывает цепи рабства и пелену гнета. Рядом -- уникальный музей гугенотов, которые около четырех веков назад прибыли на южную оконечность Африки, спасаясь от гонений в Европе.

Французские протестанты, укрывшиеся в Кейпе, оставили заметный след в истории Южной Африки. Наряду со своими единоверцами из Нидерландов они стали прародителями африканеров, или буров -- "белого племени" Африки.

Напомню, что гугенотами во Франции прозвали сторонников Жана Кальвина, одного из последователей великого реформатора католической церкви Мартина Лютера. Свою церковь они создали в 1555 году. В ней объединились и противники католической иерархии, и знать, недовольная засильем Рима, и принципиальные противники властей.

Подобно некоторым русским раскольникам французские кальвинисты не видели необходимости в посреднике для общения с Богом в лице священников и оставляли за собой право самостоятельно толковать Писание. За что были объявлены еретиками и подверглись религиозным преследованиям. Гугеноты в свою очередь презрительно именовали католиков "папистами".

Споры об этимологии самого слова "гугеноты" продолжаются до сих пор. Многие полагают, что оно происходит от фламандского "хейс хенутен", или "товарищи по дому", усматривая в этом намек на тайные собрания гугенотов под кровом посвященных. Другие производят этот термин от немецкого "айд геноссен" -- "товарищи по клятве", имея в виду, что сторонники этого религиозного направления были связаны клятвой.

Французские историки протестантизма отдают предпочтение версии, в соответствии с которой протестанты в Туре некогда собирались в доме неподалеку от ворот дворца покойного короля Гуго. Его призрак, как полагали многие, имел обыкновение по ночам бродить по городу. Именно это якобы дало повод некоему злоязыкому монаху назвать в проповеди местных кальвинистов "гугенотами", то есть людьми, которые, подобно венценосному привидению, выбираются под покровом ночи из дому и плутают по городу, чтобы попасть на тайное молитвенное сборище. Есть свои сторонники и у варианта, выводящего корень этого термина из имени одного из лидеров гугенотов -- Гуго из Безансона.

Так или иначе, но гугеноты были заклятыми врагами католической церкви, что по суровым законам того времени обрекало их на истребление. Варфоломеевская ночь в Париже, менее известная, но тоже весьма кровавая резня в Васси вынудили гугенотов искать спасения среди единоверцев в Германии и Нидерландах. Однако страх жителей этих стран перед усилением французского влияния вытеснил гугенотов из Нидерландов и Германии в Англию, Ирландию, Южную Африку и в британскую Северную Америку -- в Вирджинию, Пенсильванию, Нью-Йорк. Часть гугенотов добралась до Россию, где, видимо, в Немецкой слободе в Москве пополнили ряды первых иностранных "спецов".

"Друзья Гуго" (тут вновь прослеживается параллель с раскольниками) были как на подбор отличными ремесленниками -- плотниками, каменотесами, кузнецами, да и в земледелии знали толк. Так Франция, без преувеличения, лишилась целого сословия "умелых рук", а другие страны им обзавелись -- ведь гугенотская эмиграция оценивается в 200 тысяч человек.

Некоторые французские исследователи всерьез полагают, что, будь Бурбоны терпимее к "еретикам", их страна могла бы оказаться более обширной и, не исключено, включала бы часть нынешней Германии. Свидетельством же интеллектуального богатства французских кальвинистов может служить, в частности, тот факт, что гугенотские корни имеют такие выдающиеся люди, как Альберт Швейцер или Жан-Поль Сартр.

Но вернемся в Южную Африку. Вклад гугенотов в ее историю наглядно отражают экспонаты музея во Франшхуке. Там можно увидеть изображения генеалогических древ известных семей африканеров, происходящих от гугенотов, с указаниями, какие имена они носили во Франции ХVII века и какую трансформацию претерпели на Черном континенте в соответствии с лексическими и фонетическими нормами языка африкаанс. Вот несколько примеров: дю Пре стали в Африке Ду Призами, де Вилье -- Де Фильерсами, дю Плесси -- Ду Плессисами, дю Туа -- Ду Тойтами, Фурье превратились в Фурие, Жуберы -- в Юберов, Лабюшань -- в Лабускахни, ле Клер -- в де Клерк, Малерб -- в Малхерби. И так далее.

По подсчетам ученых, около четверти африканеров ведут свое происхождение от гугенотов. Тут и знаменитый в ЮАР генерал Малан, и не менее прославленный игрок в крикет Кронье, и крайне правый политик Тербланш -- что-то вроде южноафриканского варианта Ле Пена.

Первым "другом короля Гуго", прибывшим в район Кейптауна в 1671 году, оказался Франсуа Вийон, чьи потомки стали именоваться здесь Фильюнами. В 1686 году на судне с символичным названием "Сион", словно иудеи в землю Обетованную, приплыли братья Гийом и Франсуа дю Туа (Ду Тойты). Основной миграционный поток пришелся на 1688-1689 годы. Уже тогда гугеноты составляли шестую часть всего свободного населения колонии. Далее имели место лишь единичные случаи переселения. В 1707 году правительство Нидерландов, откуда вытесняли французов, перестало субсидировать переселение гугенотов для освоения Капской колонии. Тогда это была стоянка, где пополнялись запасы провианта и питьевой воды на судах Голландской Ост-Индской компании, которые огибали южную оконечность Африки на пути к пряностям Индостана.

Компания, перевозившая гугенотов на своих судах, из-за недостатка места позволяла им брать с собой лишь самые необходимые предметы. Однако бережливые переселенцы ухитрялись затаскивать на борт чуть ли не всю домашнюю утварь и гардероб. Благодаря этому в музее можно сегодня полюбоваться добротными изделиями ремесленников далекой эпохи -- шкафами, сундуками, одеждой, книгами.

Ну а братья де Вилье, как истые французы, не могли не привезти с собой в Африку виноградную лозу. Со временем на выделенной им земле близ нынешнего Франшхука они создали ферму "Ла Рошель", где развели 40 тысяч плетей винограда. Они-то и послужили основой знаменитых ныне южноафриканских вин, качество которых, как здесь считают, не уступает французским.

Первоначально определив в качестве места поселения и ремесленных трудов гугенотов территорию самого Кейптауна, Голландская Ост-Индская компания вскоре отодвинула их на 70 километров от "прародителя городов Южной Африки", на тогдашнюю окраину Капской колонии.

Кстати, именно с появлением выходцев из Франции это место и стало называться Франшхук -- Французский угол. Раньше же его именовали Олифантсхук -- Слоновий угол. Серокожие гиганты облюбовали его как закуток, где мог безопасно подрастать их молодняк. Там, на отшибе, гугенотам отвели землю под фермы. Уж такова была их судьба -- повсюду, даже в самом дальнем "углу" Африки, опасались пресловутого "французского засилья"!

Земля, семена и скот предоставлялись Ост-Индской компанией в долг, который потом надлежало вернуть поставками на голландские суда хлеба, мяса, овощей и фруктов.

Вскоре выяснилось, что и на выселках гугенотов в покое не оставят. Местные власти строго следили, чтобы те, упаси бог, не сохранили французский язык и культуру -- их необходимо было выкорчевать, как пни на земельном поле. Так и получилось, что уже через пару поколений французские корни угадывались только в трасформированных фамилиях переселенцев и в местной топонимике. И, конечно же, в виноделии. Оно бурно прогрессировало: количество плетей винограда с сотни в 1655 году возросло до полутора миллионов в 1700-м.

Заезжий путешественник Джон Овингтон писал в 1693 году, не скрывая восхищения: "Виноградники гугенотов разбиты на территории свыше 75 английских миль, но они мечтают занять ими все новые участки плодородной земли. В Кейпе они выращивают скот, сажают кукурузу, разбивают виноградники и все улучшают сознательно, для наилучшей отдачи. Их виноградники теперь насчитывают широкий выбор сортов, и они в состоянии поставлять вино на заходящие в Кейптаун суда. Многие гугеноты признаны как искусные обрезчики виноградной лозы."

Подъезжая в наши дни с любой стороны к Кейптауну, невольно дивишься контрастной смене пейзажей. Земля вроде все та же, но на смену привычным голым холмам с редкими и жесткими кустарниками вдруг приходят густые рощи дубов и камфорных деревьев, тополевые аллеи. Поразительно, но все это, как и виноградники, -- дело рук несгибаемых гугенотов. До их приезда здесь, как и сегодня в тех местах, где они не селились, глазу открывается все та же картина -- унылые пустоши.

К счастью, слившись с общим африканерским древом "белого племени" на юге Черного континента, гугеноты сумели сохранить и передать ему свои лучшие черты -- упорство в труде, честность, спокойное достоинство. От этого замеса и пошли искусные инженеры, рачительные фермеры, выносливые спортсмены.

Характер духовного наследия, переданного гугенотами своим потомкам, наглядно отражает история возникновения "гугенотского креста", пожалуй, главного символа их веры.

Как утверждает Морис Буше в своей книге "Франкоязычные в Кейпе", этот крест вошел в употребление у гугенотов после того, как Людовик ХIV в 1685 отменил Нантский эдикт, подведший черту под религиозными войнами. Напомню читателям, что документ, изданный бывшим гугенотом Генрихом IV, хотя и оставил католицизм господствующей религией, предоставил французским протестантам свободу вероисповедания и богослужения в определенных городах, селах и замках. Теперь же они лишались и этого. Вот тогда-то гугеноты и стали носить упомянутый крест как подтверждение верности своим убеждениям.

Гугенотский крест -- развитие идеи мальтийского: четыре равнобедренных треугольника, сходящиеся вершинами в центре. К нижнему треугольнику на золотом кольце крепится подвеска в виде свисающего вниз головой голубя с распростертыми крыльями, символизирующего Святой Дух. Во времена религиозных гонений птаху на кресте заменяла жемчужина. Яркая, как слеза, которую она и отождествляла.

В этой символике полна значения каждая деталь. Исследователи считают оконечности гугенотского креста геральдической формой четырех лепестков французской лилии -- распространенного на юге Франции золотисто-желтого ириса, который традиционно обозначает чистоту. Есть и другое толкование: четыре конца креста -- четыре Евангелия Нового Завета. Кстати, концы на гугенотском кресте тоже соединены королевскими лилиями. Четыре цветка, каждый с тремя лепестками; получается двенадцать -- по числу апостолов. Между королевскими лилиями остается пространство, напоминающее очертаниями сердце -- олицетворение верности. Утверждают, что такой была печать Жана Кальвина.

Гугенотский крест придумал и собственноручно изготовил кузнец Мистр из Нима в 1688 году. По словам мастера, замысел ему подсказала романтичная история, случившаяся вскоре после отмены Нантского эдикта. Французские драгуны схватили в Севенне две молодые пары перед самым венчанием (конечно же, это были гугеноты) и потребовали отречься от "ереси" -- иначе они будут сожжены живьем. Молодые люди отказались стать вероотступниками и погибли в пламени костра, повторяя обожженными губами слова псалмов.

Кузнец Мистр изготовил в их память крест, соединения между концами которого образовали внутренний круг. Так мастер обозначил пламя, навсегда объединившее молодых людей.

Этот огонь потомки гугенотов, выросшие в Африке, сумели донести до наших дней.


© Эхо планеты

Сентябрь 2002



Дополнительная информация:   

  ЮАР



Статьи по теме:

ЮАР: ранды для финансистов стоят дешевле
Иностранец Январь 2005

В ЮАР лучше жить у моря
Иностранец Июль 1997

Возрожден "Голубой экспресс"
Иностранец Октябрь 1997

Львиный парк в окрестностях Солнечного города
Иностранец Ноябрь 1997

ЮАР как объект пpитяжения
Отдых Май 1998

Экскурсии для любителей приключений
Туризм и отдых Январь 2001

Шашлык из крокодила
Туринфо Январь 2001

Охотничьи ворота в Африку
АиФ Январь 2001

Город у подножия Столовой горы
Вокруг света Январь 2001

Зеленый памятник Сесилу Родсу
Эхо планеты Апрель 2002

Черно-белая цветная страна
Вояж и отдых Ноябрь 2004

Кейптаун, город двух океанов
Эхо планеты Февраль 2005

Где гуляют гиппопо - по широкой лимпопо.
Turizm.ru Февраль 2004

Достопримечательности Южной Африки
www.infoafrica.ru


Фотографии:

















Все фотографии


© 2003-2017 TravelStar Разработка: Студия ОРИЕНС  




CarExpert.ru: Автомобили мира