TravelStar - Туристический портал
E-mail Карта сайта Гостевая книга

 СТРАНЫ  |  ОТЕЛИ  |  НОВОСТИ  |  СТАТЬИ  |  ФОТООБОИ  |  ПОДБОР ТУРА  |  ОФИСЫ ПРОДАЖ  

Страны и туры:

  Австрия
  Андорра
  Бали
  Болгария
  Бразилия
  Великобритания
  Вьетнам
  Греция
  Доминикана 
  Египет
  Индия 
  Испания
  Италия
  Канары 
  Кения
  Китай
  Кипр
  Крит
  Куба 
  Маврикий 
  Малайзия 
  Мальта
  Мальдивы 
  Марокко 
  Мексика 
  Норвегия 
  ОАЭ
  Португалия 
  Сейшелы 
  Сингапур 
  Таиланд
  Тунис
  Турция 
  Финляндия
  Франция
  Хорватия
  Чехия
  Черногория
  Швейцария
  Шри-Ланка
  Эквадор
  ЮАР
  Ямайка
  .. другие страны

  Как купить тур

Полезная информация:

  Горные лыжи
  Дайвинг
  Виндсерфинг

  Каталог отелей
  Советы туристам
  Отзывы туристов
  Помощь юриста
  Авиация
  Анекдоты
  Ресурсы сети



ЮАР   

ЮАР   



Зеленый памятник Сесилу Родсу

Эхо планеты Апрель 2002

Павел Мыльцев

К полудню истончается и исчезает в лучах солнца плотный туман, сотканный из мельчайших капель влаги, которую океанский бриз высасывает из зеленого покрова Столовой горы. Впечатление такое, будто с полотна художника сорвали покрывало, -- глазу открывается фантастически прекрасный ландшафт: 560 гектаров цветов и растений.

Это знаменитый Кирстенбош -- Национальный ботанический сад Южной Африки, крупнейшее и самое полное собрание флоры на всем континенте. Оно раскинулось на южном склоне горы, посреди четырехмиллионного Кейптауна, и помогает понять, почему этот город считается одним из красивейших в мире. В самом деле, многие ли мегаполисы могут похвастаться таким зеленым богатством: жилые кварталы, очень похожие на дачные, разбросаны среди парков, лесов и зубчатых уступов гор?

Что остается после нас на земле и во имя чего мы, собственно, живем? Эти вопросы из разряда вечных, которые мы в в своей всегдашней суете вспоминаем не часто. Но гуляя по извилистым тропкам Кирстенбоша, я поймал себя на мысле, что думаю как раз об этом. Красоты, которая меня окружала, не было бы без Сесила Родса. Это -- его след на земле...

В университете меня учили, что Родс -- один из наиболее злобных империалистов, классический образчик жестокого угнетателя, прежде всего -- наших несчастных чернокожих братьев из Африки. А раз так, то, может, и поделом ему, что нет уже более созданных им и названных в его честь Северной и Южной Родезии, на смену которым пришли Замбия и Зимбабве. В последнем государстве, кстати, все громче звучат голоса радикалов, требующих выбросить прах Родса из его могилы в скалах Матопос, якобы оскверняющей древнее языческое капище ндебеле.

Однако жизнь много богаче плакатных схем. И Сесиль Родс в них явно не укладывается. Стоило бы задуматься, а существовали бы названные выше страны в их нынешних границах, стояли бы города, разбегались бы по южноафриканской земле автодороги, если бы не Родс? И уж наверняка не было бы Кирстенбошского ботанического сада. Он, как и университет Кейптауна с его прославленной клиникой Хрутескир, где Кристиан Барнард сделал первую в мире пересадку сердца, как и многие другие сооружения и комплексы, возведенные у подножия Столовой горы, -- часть обширных владений строителя империи Родса. Некогда он приобрел их за баснословные деньги и завещал государству, а, по существу, -- грядущим поколениям.

Так что возможность наслаждаться семью тысячами видов уникальных растений, собиравшихся по всей южной оконечности континента, людям подарил именно Сесил Родс. И сменяющие друг друга с сентября по апрель чудные огненно-красные и оранжевые шары протей -- растения, считающегося символом этого края, роскошь белоснежный ватсоний, и гигантские силуэты камфорных деревьев -- все это память о нем. И конечно, о замечательном ботанике Гарольде Пирсоне, создавшем в Кирстенбоше "цветочный ландшафт".

Конечно, лучше всего побывать в Кирстенбоше южноафриканской весной -- в сентябре-октябре, когда наступает пора цветения растений. В яркую, насыщенную палитру природных красок органично вписывается рукотоврная красота -- изумруд лесов на кручах Столовой горы окаймляет лужайки салатовых оттенков с вкраплениями желтых, оранжевых, сиреневых клумб. Но если выбраться весной не удалось, огорчаться не стоит: в Кирстенбоше хорошо почти круглый год, за исключением разве что июля-августа. По местному календарю это -- разгар зимы и непогоды. Многие растения передают друг другу эстафету цветения, а королева Южной Африки -- протея -- несет "вахту красоты" в течение долгих месяцев.

Устав от ходьбы по довольно крутому склону, можно передохнуть на скамейках, сооруженных из дуба и другой особо прочной древесины и покрытых темным лаком. На латунных табличках -- имена и годы жизни дарителей. Это -- местная традиция. Согласитесь, куда лучше оставлять память о себе таким образом, чем выцарапывать автограф на дереве.

В истории Кирстенбоша есть и драматические страницы. Когда основатель первого европейского поселения на Капском полуострове агент нидерландской Ост-Индской компании Ян фан Рибек в середине 17-го века обследовал окрестности Столовой горы, на месте будущего ботанического располагалось громада девственных лесов и густые заросли кустарника. В эпоху деревянных парусников участь лесов была предрешена. Тем более, что моряки фан Рибека обнаружили среди лесных красавцев желтое дерево, как нельзя лучше подходившее для постройки кораблей и изготовления мебели. По той же причине были вырублены серебряные деревья.

Быстрое исчезновение лесов встревожило фан Рибека, и он в 1657 году ввел в штат компании должность лесничего Капской колонии. Первым этот пост занял Линдерт Корнелиссен. В его честь безымянный тогда зеленый массив получил свое первое имя: Линдертсбош, лес Линдертса.

На вырубках служащие компании стали пасти скот -- растущему населению колонии требовалось все больше мяса. Упитанные голландские коровы сразу же вызвали отнюдь не бескорыстный интерес у соседей из местного племени койкоин. Чтобы прекратить массовую кражу скота, фан Рибек приказал в 1660 году вспахать землю по периметру лесосеки и высадить там дикий миндаль и ежевику для скорейшего создания живой изгороди. Тот год можно условно считать закладкой будущего ботанического сада. Он возникшего как элемент оборонительных сооружений.

Более ста лет Линдертсбош оставался владением Ост-Индской компании, а затем стал частной собственностью семейства Кирстен, откуда и ведет происхождение современное название Кирстенбош. В начале 19-го века, с захватом Капской колонии англичанами, Кирстенбош был поделен между секретарем губернатора колонии Генри Александером и неким полковником Кристофером Бердом. Тот тоже оставил о себе память -- "птичьей купелью" -- причудливой купальней в форме птицы, имя которой созвучно с фамилией полковника.

Купальня была построена по указанию Берта в том месте, где воды четырех скромных источников образовали тихую заводь. Водоем, обложенный кирпичем, и ныне украшает ботанический сад. Владение Кирстенбош несколько раз потом переходило из рук в руки. Соответственно менялось и его назначение, подчас весьма неожиданно. Так, одно время он был ... виноградником. Хозяйство пришло бы в полное разорение и забылось, как и множество других ферм Южной Африки того периода, если бы в 1895 году ему не повезло -- его купил Сесил Родс. Он отвалил за покупку неслыханные по тем временам деньги -- 9 000 фунтов стерлингов, потому что хотел присоединить Кирстенбош к приобретенным ранее по соседству Хрутескиру и Сесилии и основать обширный национальный парк.

Родс успел сделать в Кирстенбоше не так уж много -- проложил дорогу к океану через Констанцию, высадил дубы, фиги и камфорные деревья, которые ныне дарят желанную прохладу дорожкам ботанического сада. Но он успел главное -- передал Кирстенбош народу Южной Африки. И уже в 1911 году будущий первый директор сада профессор биологии Гарольд Пирсон стал высаживать там, разводить и защищать от исчезновения эндемичные виды растений.

В наши дни в уникальном ботаническом саду представлены "подданные" двух из шести существующих на земле "растительных королевств". Первое, распространенное пратически на всей территории Африки, -- палеозойское цветочное "королевство", включающее около 16 тысяч видов растений Южной Африки. Вторая "зеленая династия" -- капская -- менее обширна: в нее входят 2600 видов растения, которые населяют только склоны Столовой горы.

Нависающие над Кирстенбошем горы укрыли сад от палящего полуденного зноя и от холодных юго-восточных ветров. Плодородные почвы орошаются четырьмя ручьями. В год выпадает более 1500 милиметров осадков. Всего этого оказалось достаточно, чтобы за десятилетия целенаправленных усилий создать зеленый рай в отдельно взятом Кейптауне. Он пришелся не по душе лишь суккулентм, обитателям безводных каменистых нагорий запада и северо-запада ЮАР. У влажного побережья они так и не прижились.

А вход в Кирстенбош, как и 350 лет назад, надежно охраняют колючие заросли дикого миндаля и ежевики.


© Эхо планеты

Апрель 2002



Дополнительная информация:   

  ЮАР



Статьи по теме:

ЮАР: ранды для финансистов стоят дешевле
Иностранец Январь 2005

В ЮАР лучше жить у моря
Иностранец Июль 1997

Возрожден "Голубой экспресс"
Иностранец Октябрь 1997

Львиный парк в окрестностях Солнечного города
Иностранец Ноябрь 1997

ЮАР как объект пpитяжения
Отдых Май 1998

Экскурсии для любителей приключений
Туризм и отдых Январь 2001

Шашлык из крокодила
Туринфо Январь 2001

Охотничьи ворота в Африку
АиФ Январь 2001

Город у подножия Столовой горы
Вокруг света Январь 2001

Друзья короля Гуго в Южной Африке
Эхо планеты Сентябрь 2002

Черно-белая цветная страна
Вояж и отдых Ноябрь 2004

Кейптаун, город двух океанов
Эхо планеты Февраль 2005

Где гуляют гиппопо - по широкой лимпопо.
Turizm.ru Февраль 2004

Достопримечательности Южной Африки
www.infoafrica.ru


Фотографии:

















Все фотографии


© 2003-2017 TravelStar Разработка: Студия ОРИЕНС  




CarExpert.ru: Автомобили мира